Сегодня 24.06.17, Сб 8:26
Сильная облачность

17°C

Кировоград

Сильная облачность

step up logo



Поиск 

Среда, 24 Февраль 2016 09:06
БОРЬБА С КОРРУПЦИЕЙ В УКРАИНЕ: СТАТУС "ВСЕ СЛОЖНО"
О борьбе с коррупцией в Украине говорят годами. После Майдана и агрессии России это стало, по словам президента Петра Порошенко, вопросом «выживания для страны». Тем не менее за два года говорить о каком-то прогрессе не приходится. Прокуратура явно не справляется со своими функциями. Вся надежда на новые ведомства, которые будут бить по коррупционерам, и на давление Запада. Последний реально выкручивает руки Киеву, шантажом вынуждая украинскую власть делать хоть что-то
Коррупция по-украински
 
В первые же дни своего президентства Порошенко призывал нового генпрокурора Виталия Ярему посадить трех друзей. «Вы точно знаете, за что, они знают, за что, и народ вам поверит», — цитировал глава государства творца сингапурского чуда Ли Куан Ю. В Украине обошлось без волшебства. Не было громких посадок и при следующем прокуроре Викторе Шокине. 10 февраля исполнился ровно год, как тот занял пост главы ГПУ и очертил приоритеты своей работы: наказать убийц активистов Майдана, привлечь к ответственности чиновников режима Януковича и вернуть деньги «семьи», вывезенные из Украины. Ничего из этого сделано не было.
 
Убийцы не наказаны. Дело по расстрелам на Майдане, которые организовал Виктор Янукович, до сих пор расследуется. Соратники президента-беглеца также не привлечены к ответственности. Шокин начал свою работу на посту главы ГПУ с задержания бывшего лидера фракции Партии регионов Александра Ефремова. Прошел год – регионал до сих пор на свободе. Что касается возвращения заморских активов Януковича и его ближайшего окружения, то и тут похвастать нечем. За весь прошлый год в бюджет вернули 0 грн и 0 копеек из денег «семьи». Во всяком случае, так утверждает замгенпрокурора Виталий Касько, который на днях уволился из ГПУ. По его словам, только 300 тыс. грн из общего коррупционного потока вернули в государственный бюджет. Эта смешная сумма – прекрасная иллюстрация борьбы с коррупцией в нашем государстве, где суммы взяток составляют сотни тысяч долларов. Например, в апреле прошлого года глава МВД Арсен Аваков сообщал о взятках размером в $600 тыс. и $200 тыс.
 
Президент и премьер не устают говорить о важности борьбы с коррупцией, но при этом их ближайшие соратники попадают в коррупционные скандалы. В начале февраля старого бизнес-партнера Порошенко и замруководителя пропрезидентской фракции БПП Игоря Кононенко прямо обвинили в попытках расставить своих людей на должности руководителей госпредприятий. Причем сделал это министр экономики Айварас Абромавичус. Потому и подал в отставку. «У меня и моей команды нет желания быть ширмой для откровенной коррупции», — заявил он. Ранее в коррупции обвиняли и людей Арсения Яценюка. Ближайший соратник премьера Николай Мартыненко поэтому и сложил депутатский мандат. Его подозревают во взяточничестве и отмывании денег, соответствующие расследования ведутся в Швейцарии и Чехии.
 
Борьбу с коррупцией (а точнее, ее имитацию) оценили, как международные организации, так и рядовые украинцы. Согласно свежему январскому отчету Transparency International, во всемирном рейтинге восприятия коррупции Украина занимает 130-е место из 168. Индекс CPI (Corruption Perceptions Index) государства составил 27 баллов из 100 – это на один балл больше, чем в прошлогоднем рейтинге. Правда, и само общество стало более нетерпимо к коррупционерам. В конце января Киевский международный институт социологии (КМИС) обнародовал результаты опроса, согласно которому 94,4% респондентов признали коррупцию самой большой проблемой Украины. Среди самых коррумпированных органов власти названы суды – 66%, милиция – 63,1% и прокуратура – 62,4%. Последнее особо прискорбно.
 
«Роль Генпрокуратуры в борьбе с коррупцией является определяющей», — говорил как-то президент. Однако история с «бриллиантовыми» прокурорами, последующими попытками наказать тех, кто вывел силовиков на чистую воду, лишний раз поставили под сомнение способность ГПУ бороться с коррупционерами. После широкого резонанса прокуроров Давида Сакварелидзе и Виталия Касько (оба замы Шокина), прижавших хвост своим коллегам, все же не тронули, их наказали иначе. Первого сослали в Одессу, хотя и сохранили в должности. Второму всячески портили жизнь: сорвали командировку в США, лишили рычагов влияния в ГПУ. «Нынешнее руководство прокуратуры окончательно превратило ее в орган, где царят коррупция и круговая порука», — объяснил Касько свою отставку. Может ли прокуратура, которую саму подозревают в нечистоплотности, результативно бороться с коррупцией? Пожалуй, это риторический вопрос.
 
Тема вероятной отставки главы ГПУ Шокина активно муссируется в обществе. В парламенте даже собрали подписи за его увольнение, но потом важный листочек куда-то улетучился. Генпрокурором также недовольны международные партнеры Украины (США и ЕС). 16 февраля президент наконец-то призвал глава ГПУ написать рапорт об увольнении. Тем не менее замена Шокина вряд ли улучшит общую ситуацию в прокуратуре. Потому что реальная реформа ГПУ не состоялась, там остались все те же старые кадры. Напомним, в позапрошлом году нардепы поменяли закон о прокуратуре, чтобы на конкурсной основе набрать новое руководство государственного органа. На руководящие должности придут сотни работников извне, утверждал Порошенко. Конкурсы не помогли. В середине декабря 2015 г. советник Сакварелидзе Марина Цапок обнародовала цифры по так называемой реформе. Оказалось, что 71% из назначенных главой ГПУ новых руководителей ранее управляли районными или городскими прокуратурами, 13% — бывшие заместители и только 16% — не были начальниками. В целом же среди 154 руководителей не было ни одного человека извне. Все эти прокурорские кадры слегка перетасовались, однако сама система осталась старой, по-прежнему замкнутой на себя саму. Надеяться остается лишь на новые антикоррупционные органы. Одни уже созданы, другие – вот-вот приступят к работе.
 
Новые борцы с коррупцией
 
Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ) создали в апреле 2015 г. Возглавил его Артем Сытник. НАБУ занимается расследованиями коррупционных правонарушений среди высокопоставленных чиновников, проверяет их, предупреждает такие преступления, ищет и арестовывает средства, имущество подозреваемых и прочее. Правда, пока это все в теории. Штат НАБУ еще не укомплектован полностью. Всего там должны работать 242 детектива, однако по состоянию на начало октября 2015 г. (тогда бюро собиралось приступить к работе) было 70 человек. Сейчас идет вторая волна набора следователей. Как сообщал 11 февраля Сытник, в скором времени наберут еще 70-100 человек. С неполным комплектом НАБУ не может начать полноценную работу. Первое уголовное производство было открыто 4 декабря прошлого года – то есть спустя восемь месяцев после создания бюро. Первым задержанным стал судья из Северодонецка, требовавший взятку в $4 тыс. По состоянию на начало февраля 2016 г. НАБУ уже открыло более 70 уголовных производств. Сытник уверяет, что скоро будут результаты по одному из первых дел о незаконных договорах «Запорожьеоблэнерго» с частными структурами. НАБУ уже подало в суд, если выиграет дело, то государству вернут 200 млн грн. Также Сытник анонсировал, что в феврале-марте бюро передаст в суд дела, где фигурируют известные люди. Среди громких фамилий: упоминаемый выше Мартыненко, а также бывший и. о. министра экологии Сергей Курыкин, которого премьер публично обвинил в попытке присвоения «киотских» денег. Пока же говорить об (не)эффективности Национального антикоррупционного бюро рано.
 
Полноценный запуск бюро сдерживали проволочки с созданием Специализированной антикоррупционной прокуратуры (САП). Это самостоятельное подразделение в структуре Генпрокуратуры должно следить за работой НАБУ. Кроме того, именно работники САП поддерживают государственное обвинение в производствах, касающихся коррупции. Шокин создал новое подразделение 22 сентября 2015 г., старт был запланирован на 1 декабря. Однако формирование прокуратуры сопровождалось громкими скандалами. Представители ЕС прямо обвиняли ГПУ в попытках взять под контроль конкурсную комиссию и таким образом ввести в САП правильных людей. Под давлением международных партнеров Генпрокуратура отозвала нескольких своих представителей. 8 ноября 2015 г. ЕС наконец-то одобрил процесс тестирования антикоррупционных прокуроров. Уже в конце месяца в САП появился свой руководитель Назар Холодницкий. Всего там должны работать 52 прокурора, однако по состоянию на конец декабря было лишь 12. Этих ресурсов явно недостаточно. Это также отражается на эффективности НАБУ. Там тянут с утверждением новых детективов, пытаясь действовать синхронно с антикоррупционной прокуратурой. К сожалению, попытки взять САП под контроль со стороны президента не прекратились. 16 февраля в Центре противодействия коррупции сообщили о законопроекте Порошенко N4055, который меняет систему назначения руководства антикоррупционной прокуратуры. Если документ станет законом, то генпрокурор получит право беспрепятственно и досрочно освободить главу САП с поста, а также дважды отклонять кандидатов на эту должность, предложенных конкурсной комиссией.
 
Есть еще два антикоррупционных ведомства – Национальное агентство по предупреждению коррупции и Национальное агентство по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений. Оба существуют только на бумаге. Нацагентство по предупреждению коррупции занимается проверкой деклараций государственных служащих, сопоставляет эти данные с реальным уровнем жизни чиновников, раскрывает информацию о злоупотреблениях и передает ее в НАБУ. Не удивительно, что процесс его запуска всячески затягивался. Учредили агентство еще весной прошлого года, но лишь в начале декабря были назначены первые три из пяти его членов. Да и Transparency International раскритиковала процедуру выбора. В январе Кабмин объявил повторный конкурс на должности двух ее членов. Кроме того, оказалось, что в бюджете-2016 появился пункт об отсрочке запуска системы электронных деклараций об имуществе и доходах госслужащих и физических лиц. Что фактически срывает работу агентства. В ЕС призвали украинскую власть разобраться со скандальной нормой, а также дать возможность антикоррупционерам проверять старые бумажные декларации госслужащих. Киев успокаивает европейских партнеров, мол, Национальное агентство по предупреждению коррупции заработает к концу первого квартала 2016 г. Что ж, до апреля осталось не так и много.
 
11 декабря 2015 г. парламент принял закон, согласно которому создается Национальное агентство по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений. Название нового органа исчерпывающе объясняет, чем оно будет заниматься. Агентство отыщет за границей активы Виктора Януковича и его соратников, оценит стоимость награбленного, будет отвечать за сохранность этих ценностей. Это ведомство должно тесно сотрудничать с правоохранительными органами других государств, международными организациями, а также с НАБУ и САП, консультируя последних. Кроме того, будет создан Единый государственный реестр активов, агентство отвечает за его наполнение. Закон вступает в силу 11 июня текущего года. Теоретически тогда же агентство по розыску и управлению активами должно начать работу. Однако может повториться история з запуском Нацагентства по предупреждению коррупции. Закон о создании последнего вступил в силу еще в апреле 2015 г., и где?
 
Шантаж Запада
 
«Раковая опухоль коррупции» опаснее для будущего Украины, чем российские танки, сказал однажды посол США Джеффри Пайетт. И президент, и премьер на словах согласны с этим утверждением, во время своих выступлений они постоянно демонстрируют готовность вырезать эту опухоль. И появление таких структур, как Национальное антикоррупционное бюро или Специализированная антикоррупционная прокуратура, преподносится и западным партнерам, и самим украинцам как доказательство их решимости. Отечественные борцы с коррупцией, правда, помалкивают, что все эти новые ведомства создаются не по их доброй воле, а скорее вопреки ей. Процесс рождения новых антикоррупционных органов продвигается слишком медленно, под давлением общественности, в первую очередь благодаря США, ЕС, МВФ. Высокопоставленные чиновники же больше мешают, нежели помогают, поскольку опасаются сами стать объектами расследований. Здесь уместно вспомнить, как президент Порошенко пытался взять под свой контроль конкурсную комиссию, которая выбирала руководство антикоррупционной прокуратуры. Гарант заверял, что со стороны ЕС нет никаких замечаний по отношению к представителям ГПУ в ее рядах. В Евросоюзе опровергли эту информацию. Потом и вовсе прямым текстом потребовали заменить скандальных членов комиссии. Теперь наблюдаем попытки подкорректировать задним числом закон «О прокуратуре», чтобы президент через генпрокурора мог без проблем снять-назначить руководство САП. При этом в отчете МВФ о прогрессе Украины четко сказано, что нельзя менять этот закон в части назначения руководителя и замов САП без согласования с фондом.
 
Международным партнерам Украины буквально приходится шантажировать Киев, чтобы тот боролся с коррупцией. Если манипуляции с САП продолжатся, МВФ попросту может не выдать стране очередной транш. Учреждение нацагентств по предупреждению коррупции и поиску коррупционных активов было ключевым условием по предоставлению Украине безвизового режима с ЕС. Именно страх сорвать эти переговоры вынуждает президента, премьера и других высокопоставленных лиц что-то делать. Ведь срыв безвизового режима может поставить крест на карьерах многих политиков, которые хотят оставаться у власти. Как только европейцы получают необходимый закон, наши политики спешно ищут, как его обойти. И вот откладывается внедрение электронных деклараций, а с ними и запуск Национального агентства по предупреждению коррупции. И снова Брюссель делает выговор Киеву, как нерадивому ученику. Не запустите антикоррупционные органы — сорвется безвизовый режим, иссякнет денежная помощь и другая поддержка. Язык шантажа – единственный, который понимают украинские политики.

 Если бы не экономический кризис, угроза со стороны России и боязнь сжечь политическую репутацию, они бы не делали ничего. Оставили бы все как есть. Западу постоянно демонстрируют, что сами украинцы не заинтересованы в победе над коррупцией. Если борьба с раковой опухолью будет продвигаться в таком же стиле, высок риск, что от Украины попросту устанут. И останется наше хитрое руководство один на один с разъяренным народом, не получившим даже обещанной отмены виз, без донорских денег на поддержание штанов и с агрессивной Россией на горизонте.
 
Прочитано 2014 раз
  • Печать
  • Оцените материал
    (1 Голосовать)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

  1. Новое
  2. Популярное
  3. Случайное

Архив Материалов

« Июнь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Реклама на сайте

В каких сферах Вы сталкиваетесь с проявлением коррупции

судебные и правоохранительные системы - 47.1%
инфраструктура бизнес - 31.4%
вузы и больницы - 21.6%

Всего голосов:: 51
Голосование по этому опросу закончилось в: Август 31, 2015

Интересные Мысли

Ошибка: Нет статей для вывода на экран