Сегодня 25.06.17, Вс 11:56
Перем. облачность

24°C

Кировоград

Перем. облачность

step up logo



Поиск 

Понедельник, 02 Ноябрь 2015 07:38
О ПРОИСХОЖДЕНИИ ЧЕЛОВЕКА, ЗЕМНОЙ ЭВОЛЮЦИИ И ПСИХИЧЕСКОМ ЗДОРОВЬЕ

На страницах нашего интернет-издания уже дважды печатались работы врача-психиатра, заведующего острым психиатрическим отделением N11 КУ «Кировоградская областная психиатрическая больница» Михаила Юрьевича Кичанова.

Тексты его статей написаны достаточно сложным научным языком и поэтому могут быть понятны далеко не всем. Поэтому мы решили встретиться с этим неординарным человеком и попытаться прояснить для "обычного" читателя (без университетских "заморочек") основные вопросы его научных и профессиональных изысканий. 

 

- Михаил Юрьевич, насколько мне известно, недавно Вы выступали с докладом на международной конференции психиатров в Харькове, и Ваше выступление произвело фурор. Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом? Почему Ваши идеи вызвали такую бурю?

- Возможно, Вы преувеличиваете насчет «бури». Все произошло довольно спокойно. Как минимум потому, что за три часа до моего доклада основное здание университета, где в огромном конференц-зале делались доклады, оказалось заминировано артиллерийским снарядом времен Второй мировой войны. Его днем случайно обнаружили рабочие во время текущего ремонта здания. Полиция произвела эвакуацию с постановкой оцепления. И организаторам мероприятия в срочном порядке пришлось менять место проведения конференции. Круг слушателей резко сузился – до небольшого числа. Громогласных последствий не было. И единственное, что случилось – на следующий день я стал узнаваем. Очевидно, тема моего доклада заинтересовала моих коллег.

 

- Вы произвели на них впечатление?

- По всей видимости, произвел.

 

- Как Вы думаете, в чем это выразилось?

-  О том, что доклад понравился, было видно по заинтересованной реакции слушателей, присутствующих в зале, по похвальным отзывам, по тем кулуарным разговорам, которые происходили в перерывах между выступлениями участников конференции.

 

- Вы высказали какие-то взгляды, которые шли вразрез с их представлениями? Они услышали что-то новое и интересное для себя?

- Естественно, они услышали новое. Такой систематики им ранее никто не предлагал. Это впервые. Причем, мне пришлось преодолевать теории устоявшихся авторитетов. Решиться на такой поступок мне лично было очень сложно. Я два года выжидал, проверял вероятность наличия у меня ошибки, пока не понял, что все правильно, что пришло время и надо ломать привычные стереотипы в науке. 

Вообще, суть моего доклада – предельно проста. Темпераменты существуют не просто так, как им захочется, а они подчиняются жесткой закономерности, которая тоже предельно проста – Х-образная хромосома (крестик, весь состоящий из генов в общей структуре ДНК, попросту говоря) имеет четыре плеча и каждое отдельно взятое плечо Х-хромосомы отвечает за конкретный темперамент: четыре плеча – четыре темперамента. Это, повторю еще раз,  абсолютно жесткая генетическая закономерность. И вовсе не мной генетическая обусловленность темпераментов доказана. Это давным-давно известно. Единственно, в чем я сделал шаг вперед – установил жесткую связь между четырьмя плечами Х-хромосом, четырьмя темпераментами и четырьмя базовыми психозами в психиатрии. Вот этого пока еще никому не удавалось сделать.

 

- И какова же эта связь?

- Она очень простая. В психиатрии пока еще господствует теория триединого базового психоза: шизофрения + эпилепсия + маниакально-депрессивный психоз. А теперь нозологий (болезней) стало четыре – маниакально-депрессивный психоз я разделил надвое, с образованием четырех базовых нозологий: шизофрения + эпилепсия + мания + депрессия. И они мгновенно синхронизировались с четырьмя темпераментами.  То есть, условно говоря, два «крестика» схематически наложились друг на друга и создали идеальное единство. Все предельно просто. Но это дает возможность прогнозировать. Не предсказывать – мы не пророки и не гадалки. А прогнозировать на доказательной научной основе, что один человек предрасположен к данной патологии, а другой человек не предрасположен к той же данной патологии. И, если у другого человека она все-таки возникла, значит, она не генетическая. То есть можно лучше дифференцировать и уточнять диагноз больному, не калечить его своим неточным диагнозом, своим неправильным лечением.

 

- То есть, Вы пришли к выводу, что каждый темперамент может наградить своего обладателя своим особым психозом? Если, к примеру, человек – меланхолик, то его "родной" психоз – шизофрения, без вариантов? 

- Нет. Одно плечо Х-хромосомы определяет темперамент и лишь предрасполагает к конкретному типу психоза. Это вовсе не значит, что все меланхолики станут шизофрениками, все сангвиники – эпилептиками и так далее. Психоз может развиться только при определенных условиях. Но это не обязательно.

 

- Существуют ли методы профилактики? Можно ли избежать заболевания, к которому предрасполагает темперамент человека?

- Методов великое множество. Проблема заключается в том, чтобы установить правильный, или достоверный диагноз. Думаю, что никогда не надо говорить человеку заранее, что он может заболеть тем или иным психическим расстройством. Не ровен час – он от одних слов заболеет.

 А профилактические меры могут быть скорее воспитательного характера. То есть воспитателям, учителям надо работать, прежде всего, над собой, чтобы правильно обращаться с каждым учеником и не довести его в будущем до психоза. Все это очень сложно.

 

- Судя по публикациям, Ваши научные интересы выходят далеко за рамки медицины. Вы считаете себя врачом, который занимается науками, или ученым, который по ходу дела еще и больных лечит?

- Ученым меня еще, пока, никто не называл. Я простой провинциальный доктор. Хотя, конечно, не мне решать. Слово ученый – это не должность, не звание.

 

- Ученый – это человек, который проводит научные исследования, опровергает какие-то научные постулаты…

- Скажем, не совсем так. В науке много чужих людей, выдвиженцев под свои интересы, карьеристов… Чего в ней только нет.

Как по мне, то ученый – это просто тот, кто учился. Стремление к знаниям, наукам во мне было изначально. Я начинал свое детство, когда только еще научился читать, с изучения двенадцати томов детской энциклопедии, которую подарила мне мама. Прочитал от корки до корки. Там было много чего интересного. Она у меня до сих пор есть. Я ее и сейчас иногда перечитываю.

А с появлением Интернета, я, как и все, получил доступ к мировому научному наследию. Такая возможность не всем была дана.

 

- Вы хорошо знаете иностранные языки?

- Нет, я всегда стараюсь найти переводные статьи, чтобы быть в курсе интересующей меня тематики. Сегодня, к счастью, чтобы знать о достижениях китайской науки, не обязательно изучать китайский язык. Всегда можно найти научно-популярные материалы на интересующую тебя тематику. Главное, знать, что ищешь.

 

- В одной из работ Вы утверждаете, что исчезновение человечества с лица земли – "не велика потеря"... Считаете ли Вы человечество злом, которое лучше стереть с лица земли? Или у нас все-таки есть хотя бы небольшой шанс стать когда-нибудь более адекватными обитателями планеты?

         - Я не считаю человечество ни злом, ни добром. Его не надо ни уничтожать, ни поддерживать. Идет обыкновенный эволюционный процесс. Чем это кончится, никто не знает. Мы строим какие-то планы, воюем за место под солнцем, а уже где-то во Вселенной летит астероид, который может в один миг уничтожить все на Земле. И все наши планы, прожекты, мечты просто исчезнут вместе с нами. На это надо смотреть философски.

 

- Вы практикующий врач-психиатр и знаете медицинскую систему изнутри. Как вы считаете, насколько способна нынешняя психиатрия помочь больному человеку?

- Безусловно, нынешняя медицина способна помочь гораздо больше, чем раньше. Я помню тот день, когда я пришел на работу тридцать лет тому назад, чем тогда лечили и каких результатов достигали. Сегодня результаты лечения кардинально улучшены. Колоссальная динамика. Новых лечебных препаратов создано много: некоторые из них – видоизмененные и улучшенные старые; другие – плод работы фармакологической науки во имя здоровья человека. С такими лекарствами надо работать очень осторожно, чтобы можно было проследить за тем, а как же они реально действуют на больного, насколько помогают ему.

Раньше больницы были перегружены. Сегодня количество мест сократилось практически вдвое. С одной стороны, государство сокращает расходы на медицину, это понятно. А с другой стороны – сила воздействия врачей такова, что многие больные, пройдя курс лечения, больше не возвращаются в стационар и чувствуют себя вполне адекватно.

 

- То есть, у больных сейчас есть хорошие шансы выздороветь?

- Конечно. Только было бы у них желание обращаться к врачу. А для этого необходимо преодолеть страх перед психиатрией. Нас боятся иногда до такой степени, что даже при выступлении психиатра на телевидении, его обычно представляют как психолога, хотя это совсем не правильно. Ведь основную часть вопросов, особенно юридических, решаем именно мы – это вопросы дееспособности, трудоспособности, службы в армии, уголовной ответственности и многое другое. Психологи тоже могут заниматься психокоррекцией и многими другими вещами, но их функции не столь широки, как у нас.

 

- Известна ли Вам статистика заболеваемости психическими болезнями по миру, по Европе, по Украине, по Кировоградщине? И насколько эта статистика, по Вашему мнению, отражает реальную ситуацию (хотя бы в нашей области)?

- Статистика не всегда отражает реальную картину. Если брать некоторые годы советской власти, то искажение статистики в наших странах было большим. Лечили даже здоровых людей. Сейчас данные по количеству больных намного меньше. Но, это не потому, что их, то есть больных, не стало, а по множеству других причин, среди которых: закрытие вредных производств, фабрик, заводов, отсутствие у больных средств на лечение…

Можно сказать, что в каждой стране есть свои особенности, свои погрешности статистических данных, свои причины их «слегка видоизменять». А генетически обусловленная заболеваемость во всех странах особо не изменяется.

 

- По Вашему мнению, люди, живущие в нашей стране, психически более здоровы, чем в других странах или наоборот, менее здоровы?

- Я отвечу так. Мы не настоль больны, чтобы паниковать. Мне в Украине нравится больше, чем в некоторых других странах, и я рад, что родился именно здесь.

 

- А если говорить вообще о психической "норме"... есть ли у нее более-менее четкие границы? В смысле, по каким признакам можно понять, где "нормальные" индивидуальные особенности или чудачества, а где – уже психическое расстройство?

- Согласно определению Всемирной Организации Здравоохранения, психически здоровым можно считать человека, который адаптирован, сам себя обеспечивает и не нуждается в посторонней помощи. Ты можешь в чем угодно ходить, как угодно жить, но, при этом, не нуждаться в помощи государства. Хотя, основная масса населения именно на таких неординарных, раскрепощенных людей смотрит несколько с предубеждением. Но время идет и все меняется. Раньше наш человек боялся посмотреть в видеокамеру, а сейчас – другое дело, сами просятся, чтобы еще поснимали. Это говорит о большей внутренней свободе. И, если окружающие считают человека «чудиком», не всегда следует последнему обращаться к врачу. Возможно, так проявляется его индивидуальность.

У нас даже поменялось отношение к одежде за эти годы. Если раньше все больше предпочитали черно-белую одежду (костюм, рубашку, платье), то сейчас на улицах можно увидеть всю палитру красок. Даже глаз радуется. И это нормально. Это – не патология!

 

- Многие авторы утверждают, что большинство соматических болезней являются следствием психологических проблем. Но есть и те, кто полагает, что все болезни имеют органическую природу, в том числе и психические. То есть, например, депрессия может быть следствием хронического органического заболевания и т.д. К какой из этих двух концепций больше склоняетесь Вы? Болезни от нервов или, если нервы шалят,- надо искать болезнь тела?

- Я не сторонник ни той, ни другой концепции. Вы же прекрасно понимаете, что нет единой закономерности для выявления заболевания. Есть конкретный человек и именно с конкретным человеком надо разбираться.  Не болезнь надо лечить, а человека!

 

- Полностью с Вами согласна!

- И уже в процессе обследования и лечения человека выяснять, что у него первично, а что вторично, соматика или психика, и делать нужные акценты. Только так! А если не изучать проблему с обеих сторон, ничего хорошего из этого не будет. Другое дело, что для того, чтобы интересоваться сокровенными эмоциональными проблемами человека, необходимо самое элементарное – наличие времени. А времени у врачей катастрофически не хватает. В наш рабочий день, к примеру, с 8-00 до 16-00 к нам приходят десятки больных, каждого необходимо выслушать и немедленно решить, чем помочь человеку. При таком потоке, за те несколько минут, что в нашем рабочем графике приходятся на одного пациента, особо во внутренний мир не вникнуть.

 

- При лечении Ваших больных, на что Вы больше делаете ставку, на лекарства или на психотерапевтические меры? Или, может быть, в вашем арсенале есть и другие эффективные средства?

- Все зависит от каждого конкретного случая. Но, как бы там ни было, нельзя отдать преимущество какому-то одному методу. Лечение должно быть комплексным. Готовых шаблонов быть не может. Ведь даже однояйцовые близнецы все равно отличаются, а что уж говорить обо всех остальных. Так что никаких клише. Конечно же, может быть единый предварительный план действий, что-то вроде заготовки, болванки. Но нужно знать, что в каждом отдельном случае у этой болванки могут быть вариации.

 

- Вы довольно-таки критично относитесь к существующим на сегодняшний день научным постулатам, в частности, об эволюции, о происхождении человека, о формировании материков... Почему именно эти проблемы Вас волнуют? Они же очень далеко от медицины?

- Медицина бывает разная. Есть соматическая медицина, где молча режут желудки, кости и прочие «прелести». А есть психиатрия. Когда ко мне приходит какой либо человек, я, прежде всего, должен понять, кто он был до болезни. А для того, чтобы это понять, я априори должен знать больше, чем он. Ведь если человек будет рассказывать мне что-то о своих теориях в ядерной физике, а я, вдруг, в них вообще не смыслю, то я могу подумать, что он сошел с ума. А если я имею представление о ядерной физике, то, послушав человека, смогу понять: что именно он хочет мне сказать. Чем больше знаешь, тем легче поставить правильный диагноз. Далеко не все люди так больны, как это может показаться. Иногда к нам направляют людей, которые просто «белые вороны». Они, на самом деле, не больны. Просто мыслят немного иначе. Или даже кардинально иначе. Стандартная реакция окружающих – неприятие, непонимание. Это потом, когда он, пройдя все тернии на своем пути, докажет, что он все таки был прав, его примут. Но на начальном этапе, как правило, стараются «заклевать».

         Ближе к ответу на Ваш вопрос: когда пытаешься докопаться до истины, начинаешь видеть – сколько явных белых пятен в том или ином общепризнанном постулате. Чем больше узнаешь, тем больше хочется узнать. Процесс познания – безграничен. Патология – это когда человек говорит, что он уже все знает. Учиться надо всю жизнь. Но, даже при этом многие знания окажутся вне зоны нашего доступа.

         Мало кто на сегодня понимает, что учение Дарвина – это не только и не столько учение о происхождении человека. Большая часть учения Дарвина – это общее эволюционное учение, то есть, постепенное развитие от простого к сложному в течение многих миллиардов лет. И лишь меньшая часть его учения, частный случай – учение о происхождении человека. И именно в ней, на мой взгляд, очень много белых пятен и нестыковок.   

 

- Вы утверждаете, что человек произошел не от приматов, а от рептилий. Получается, идеи конспирологов о том, что рептилоиды захватили мир, и что они живут среди нас и внешне практически не отличаются, - это не такие уж и сказки? Мы все на самом деле и есть рептилоиды?

- Не совсем так. Рептилоиды – это подобные рептилиям. А мы – потомки рептилий.

 

- Что бы Вы хотели сказать тем, кто будет читать Ваше интервью?

- Читателям я бы сказал следующее: делайте то, что делаю я – ни во что не верьте.  И я ни во что не верю: все приходится постоянно проверять и перепроверять. Даже то, что сам написал ранее. Ошибки иногда очень дорого обходятся.  

 

Интервью вели Оксана Чиканчи и Елена Лапинь.

Прочитано 1997 раз
  • Печать
  • Оцените материал
    (8 голосов)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

  1. Новое
  2. Популярное
  3. Случайное

Архив Материалов

« Июнь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Реклама на сайте

В каких сферах Вы сталкиваетесь с проявлением коррупции

судебные и правоохранительные системы - 47.1%
инфраструктура бизнес - 31.4%
вузы и больницы - 21.6%

Всего голосов:: 51
Голосование по этому опросу закончилось в: Август 31, 2015

Интересные Мысли

Ошибка: Нет статей для вывода на экран