Сегодня 23.10.17, Пн 20:01
Сильная облачность

13°C

Кировоград

Сильная облачность

step up logo



Поиск 

Понедельник, 21 декабря 2015 07:52
ИСТОРИИ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ - 2: "СЛОМАННЫЕ СУДЬБЫ"

Как приживаются вынужденные переселенцы на новом месте?

 

Семья небольшая: мама Юля, трехлетний Рома (на фото) и кот Ларик — вислоухий британец. Все они — переселенцы, которые не по своей воле приехали в Кировоград из Донецкой области. В Макеевке у них была двухкомнатная квартира с евроремонтом, здесь они ютятся в маленькой «однушке» гостиницы «Турист».   

Вещей немного: шкаф, кровать, стол и два стула. На столе — ноутбук и детские разрисовки.

— Проходите, только не пугайтесь, у нас очень тесно, — говорит мама сорванца, с любопытством поглядывающего в мою сторону.

Рома — очень подвижный мальчик, настоящий непоседа. Наше знакомство завязалось прямо с порога. Он тут же показал мне свое богатство — целую корзину игрушек. Но среди множества машинок, зверушек, самолетиков, деталей от конструктора нет ни одного пистолета или автомата. И, думаю, вряд ли скоро появятся.

Рома — ребенок необъявленной войны. Он видел ее собственными глазами и хорошо помнит минометные обстрелы. Однажды снаряд попал в балкон их дома. К счастью, все остались живы.

— До войны мы с мужем работали в аэропорту, неплохо зарабатывали, каждый год летали на отдых, — рассказывает Юля. — Потом развелись. В мае прошлого года начались обстрелы. Роме было всего два годика, но он все понимал и сильно пугался. Еще сильнее боялся кот. Он просто от ужаса забивался под кровать.

 

«Война сделала нас сильнее»

 

С тех пор маленькое семейство переезжало с места на место около двадцати раз. 

— Как ни странно, но эта война сделала нас сильнее, — продолжает моя собеседница. — Все это время сын со мной. Ему поначалу было очень тяжело, психика нарушилась. Но мы работаем над ее восстановлением, и сегодня Рома может спокойно говорить о войне. Сынок, расскажи, что происходит дома, в Донецке?

— Там бандиты. Они делают: «Бух, бух, бух!» Но я их не боюсь, — отвечает малыш, не отрываясь от игры с машинкой. От этих слов у меня по спине бегут мурашки.

— Сейчас он уже подзабыл, — продолжает Юля. — А когда кругом взрывы и ты не знаешь, куда деться, было жутко. Ночь на улице, дом ходором ходит. А ты смотришь и думаешь: что же делать? В подвале долго не просидишь. И мы решили уехать. Быстренько собрались, схватили самое необходимое и вперед. Как дорогу переносили? Там стрельнули, там бомбонули. Мы лежали, плакали, смеялись, хватали первые попавшиеся под руку вещи и бежали. Я в то время еще кормила грудью и переживала, как бы молоко не пропало. Дорогу все время перекрывали. Из–за этого путь, который обычно проделывали за шесть часов, растянулся на сутки.

После переезда в Кировоград мы все заново привыкали к тишине.

 

Новая жизнь

 

В Кировограде живут Юлины знакомые, которые и пригласили ее к себе. В их квартире переселенцы прожили целый год, а потом перебрались в «Турист».

— Директор гостиницы Александр Гуйван — замечательный человек, волонтер. Он помогает и нам, и бойцам украинской армии, — рассказывает Юля. — Восьмой этаж у нас выделен под общежитие: пять семей переселенцев и много участников АТО. Кстати, у нас хорошие добрососедские отношения, атошники надарили сыну кучу игрушек. У нас общая кухня, где стоят электроплиты и холодильник. Правда, периодически из него пропадают продукты…

Сегодня маленькая семья может позволить себе купить все самое необходимое. Конечно, социальных выплат, полагающихся переселенцам, на все не хватает. За жилье и отопление  в месяц «нагорает» около 2 тысяч грн. Поэтому Юля работает за троих.

— У меня высшее экономическое образование, но приходилось и листовки на улице раздавать, и мыть полы. Но скажу вам честно: я назад не хочу. Здесь привыкла. Знаю, что могу своему ребенку купить и мясо, и рыбу, и фрукты. Дома ничего этого нет. Я полюбила Кировоград, у меня здесь появилось много друзей. Я сдружилась с людьми, которые нас приняли, кормили. Я им до конца жизни буду обязана, — признается Юля. 

Сегодня Рома ходит в детский сад и вовсю интегрируется в кировоградские реалии. Вопреки мнению, что к переселенцам относятся настороженно, заведующая была очень доброжелательна и сразу же приняла малыша в младшую группу. Здесь он быстро нашел себе подругу — повариху, которая разносит ребятишкам еду. А еще выучил стихи про «мишку косолапого» и прочие «перлы» из детсадовского фольклора, которые расстраивают родителей и очень веселят самих детишек.

— Рома, прекрати! — нервничает мама, как бы оправдываясь передо мной за неожиданно прозвучавшие «глупости». — Ему не хватает мужского внимания. У меня были романтические отношения в Кировограде, но, к сожалению, все слишком неопределенно...  

— А хочешь, я тебе машины покажу? Вот красная, вот белая, грузовая, скорая помощь, — подходит ко мне Рома. И начинает старательно считать колеса игрушечного автобуса: один, два, три, четыре… Маленький человечек чувствует, что его маме приходится нелегко. 

Тем не менее, Кировоград им обоим по душе. Главное — не падать духом. Слава Богу, все живы и здоровы. Прививки, витамины, оздоровительные процедуры ребенку делают вовремя. Участковый врач Оксана Подолян всегда готова прийти на помощь, если Рома заболеет.

 

Юля говорит, что здесь она стала по–другому смотреть на привычные вещи и научилась ценить то, что имеет.

— Люди, которые жалуются, что им тяжело, не понимают, что их проблемы не могут сравниться с тем, что пережили мы, — говорит она.

 

Тяжесть перемен

 

Практикующий психолог Татьяна Тимофеева подтверждает: война — огромный стресс для детей и для взрослых. В последнее время к ней все чаще обращаются за помощью переселенцы, которым тяжело справляться с последствиями пережитого. 

— Ведь это не просто переезд на новое место, когда человек принимает решение сам, а вынужденное бегство из–за реальной угрозы жизни, — говорит Татьяна. — В результате приходится полностью менять привычный уклад, и такие перемены для человека — огромное испытание. Последствия могут проявляться в повышенной тревожности, нарушениях сна, чрезмерной раздражительности, угнетенности и подавленности. И тогда помощь психолога просто необходима.

Часто обращаются мамы, которые срываются на детях. Они признаются, что не хотят кричать на ребенка, но не могут сдержаться: «Сделайте что–то, потому что я не могу сама справиться!»

Еще одна большая проблема — адаптация людей на новом месте. Они чувствуют себя чужаками в незнакомых местах.

— Как–то я ехала в такси, — продолжает Татьяна Тимофеева. — Водитель не знал, как проехать на нужную улицу: «Я в городе еще новенький», и я поинтересовалась, откуда он приехал. «Раньше я в Киеве работал», — уклончиво отвечает он. Но я, как психолог, понимаю, что человек просто не хочет афишировать, что он — из Луганска. Он не знает, как его будут воспринимать на новом месте, поэтому предпочитает лишний раз не говорить, откуда приехал на самом деле. Это не просто недоверие к жителям города, а огромное недоверие ко всем и всему. Очевидно, такое поведение формируется в результате многолетней пропаганды, которая разделяла украинцев на «москалей» и «бандеровцев».

Такие перекосы можно исправить только максимальной открытостью друг к другу. Но рано или поздно человеку придется осознать, что нужно отбросить свои страхи и просто начинать жить.

— Я часто говорю своим клиентам: «Пора начинать жить своей жизнью. Тогда начинает меняться и окружение. А если обращать внимание на других «Кто что обо мне подумает?», то на свою собственную жизнь не хватит ни времени, ни сил, — размышляет Татьяна Тимофеева.   

 

«Белые вороны»

 

К сожалению, системную психологическую помощь маленьким переселенцам в Кировограде не предоставляет никто, несмотря на то, что их в регионе пребывает немало. По официальным данным, в области живет 1327 таких детей, не достигших шести лет, и 1065 ребят от 6 до 18 лет. Кроме того, 62 студента перевелись из высших учебных заведений Донбасса в кировоградские вузы. В областном центре сегодня живет 200 детей школьного возраста, выехавших с семьями из зоны боевых действий. Но эти данные не могут быть объективными, потому что далеко не все переселенцы регистрируются по прибытии. Многие боятся, что статус вынужденно перемещенных лиц станет для них клеймом отвергнутых обществом.

Чего греха таить, в области нередки случаи предвзятого и недружелюбного отношения с переселенцам.

— По этой причине некоторые граждане не спешат становиться на учет в управлении социальной защиты, — рассказывает Светлана Томашевская, советник Минсоцполитики по вопросам перемещенных лиц в Кировоградской области. — Я встречалась с семьями, которые объяснили причину своего нежелания лишний раз «светить» свое луганское и донецкое происхождение. Родители хотят оградить от психологической травмы своих детей. Зачастую ровесники и учителя не готовы адекватно воспринимать общение с детьми–переселенцами.

«Направьте куда–нибудь, чтобы помогли спасти ребенка от депрессии!» — просила Светлану Томашевскую мама одного из таких детей, которого неадекватно воспринимают одноклассники. Еще одна женщина рассказала подобную историю, произошедшую с ее дочерью — десятиклассницей в кировоградской школе.

— После переезда мы устроились в новую школу. Я решила проводить дочку в школу первый раз.  Пришли на урок, но не могли найти свой класс, — говорит родительница. — Тогда мы позвонили за помощью к классному руководителю. Но та равнодушно ответила: «Поищите по расписанию». Мы долго искали расписание по этажам (хорошо, хоть школьники подсказали!). А потом три урока подряд девочка просидела сама по себе. На нее никто не обратил внимания, не представил ученикам, не заговорил. Это вызвало сильнейший шок, от которого дочь не могла отойти несколько недель. Пришлось срочно переводить ее в другое учебное заведение. Сейчас она учится в классе, где психологическая атмосфера более доброжелательна и учителя очень внимательные.

Аналогичный случай произошел в центре детского и юношеского творчества с другой девочкой–переселенкой. Она отзанималась три месяца, но ее так и не взяли ни в одну постановку, ни в одну концертную программу — и это при том, что в родном городе ребенок успешно выступал на сцене много лет подряд. Более того, за это время руководитель так и не запомнил, как девочку зовут… Сильное эмоциональное потрясение наложилось на стресс, вызванный переездом. В результате ребенок просто объявил родителям, что больше не хочет жить в ненавистной ему Кировоградской области. Семья уехала, прожив в городе полгода.

— Конечно, такие случаи единичны, но и они демонстрируют, насколько серьезна проблема психологической адаптации детей-переселенцев, — говорит Светлана Томашевская. — Несмотря на то, что вынужденные гости проживают в нашей области достаточно долго — почти полтора года, оказалось, что в этом направлении еще ничего не делалось! У нас первый шаг в этом направлении был сделан совсем недавно: кировоградская общественная организация «Спільна дія» и инициативная группа переселенцев организовали и провели психологический тренинг для двадцати семей (родителей и детей), чтобы помочь им сбросить груз стресса. Инициативу поддержали международный фонд Stabilization Support Services и «КрымSOS».

Участники тренинга подтвердили — им не хватало такой разгрузки и элементарного общения. Помощи требует каждая семья, прибывшая из зоны боевых действий. Когда у ребенка проблема налицо, его по просьбе родителей направляют на консультацию в областную больницу, где работает психолог. А что делать остальным? Ведь психологическая адаптация — это целый пласт серьезной работы. Если ее не сделать, последствия ощутит не только Кировоградщина, но и все украинское общество.

 

Грузинский опыт нам поможет?

 

С подобной проблемой столкнулись и в Грузии, пережившей, как и Украина, боевые действия и «большое переселение народов». Отголоски той трагедии заставляют задуматься и государственных мужей, и ученых.

— После почти 20 лет с момента первой волны переселенцев в Грузии в 1996 году мы провели исследования. Оказалось, что четверть людей до сих пор имеют посттравматический синдром, 20% — тревожное расстройство, 20% страдают от депрессии, часто видим алкогольную зависимость и функциональную инвалидность. И это не уникальная ситуация — во всем мире война оставляет свой отпечаток, — говорит психиатр, доктор медицины Нино Махашвили.

Выходить из стресса маленьким переселенцам в Кировограде помогают волонтеры и общественные организации: Красный Крест, «Шаг навстречу людям», «Спільна дія» и другие. Детишек водят в кукольный театр, цирк, организуют культурные походы в библиотеки, музеи, кино.

Но для того, чтобы вылечить исковерканные войной души, усилий волонтеров и общественных организаций недостаточно. И здесь свое веское слово должно сказать государство, разработав программу социально–психологической работы с перемещенными лицами.

 

«Первая городская газета» - для "stepup.press"

Людмила Макей

Прочитано 2013 раз
  • Печать
  • Оцените материал
    (1 Голосовать)
Другие материалы в этой категории:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

  1. Новое
  2. Популярное
  3. Случайное

Архив Материалов

« Октябрь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Реклама на сайте

В каких сферах Вы сталкиваетесь с проявлением коррупции

судебные и правоохранительные системы - 47.1%
инфраструктура бизнес - 31.4%
вузы и больницы - 21.6%

Всего голосов:: 51
Голосование по этому опросу закончилось в: августа 31, 2015

Интересные Мысли

Ошибка: Нет статей для вывода на экран