Сегодня 18.11.17, Сб 3:05
Облачно

6°C

Кировоград

Облачно

step up logo



Поиск 

Четверг, 31 декабря 2015 08:14
ЛЮБОВЬ С ЭВАКУАЦИЕЙ

Говорят, война и любовь несовместимы. Вынужденное бегство из родного города, страх смерти и неустроенность быта становятся серьезным испытанием для многих людей. Но эта история опровергает стереотипы.

 

Пожилая пара уезжала из Авдеевки, когда город был почти полностью разрушен. Они выдержали восемь месяцев под обстрелами, научились обходиться без воды и света, а когда снаряды начали разрываться слишком близко к дому, отправились в путь. Их вещи уместились в две дорожные сумки. Все остальное имущество осталось в городе, в котором они прожили четверть века. В суматохе никто не обращал внимания на то, как бережно отставной офицер поддерживал под локоть свою красавицу–жену. 

Место их нынешнего обитания — кировоградская гостиница «Турист», где кроме Натальи Ивановны и ее мужа проживает еще четырнадцать семей вынужденных переселенцев. В отличие от большинства своих земляков, эти двое выглядят на удивление умиротворенно, хоть и живут в почти спартанских условиях. На склоне лет они все равно счастливы, и именно это обстоятельство отличает их от других людей, бежавших от войны.

 

Наталья и Тойво

— Я по образованию математик, закончила Донецкий университет. Работала программистом в научно–исследовательском ин-ституте черной металлургии. Незадолго до выхода на пенсию перешла на частное предприятие, которое занималось разработкой программ для промышленных объектов. А когда

у нас наладились устойчивые связи с заказчиками, началась эта война. Теперь у меня нет хорошей работы, и вряд ли она когда–нибудь появится. Жизнь не может вернуться в прежнее русло. Да и возраст серьезный — 67 лет, — рассуждает Наталья Ивановна.

— Может быть, вы могли бы заниматься математикой? — я пытаюсь утешить женщину.

— Вряд ли. Программирование — это мое призвание и моя любовь на всю жизнь. Для меня было большим счастьем заниматься любимым делом, в любимом коллективе.

Супруг Натальи Ивановны, Владимир Николаевич — бывший военный. В прошлом — высококлассный специалист военного дела и прекрасный спортсмен. После демобилизации работал в Донбассэнерго. Говорит, что избороздил всю страну, а любовь нашел на Донбассе.

— Наташа — судьба моя. Если б не она, меня бы давно на этом свете не было, — рассказывает Владимир Николаевич. — Вообще–то меня зовут Тойво, это имя я получил при рождении. Я родился на территории, которая до 1947 года принадлежала Финляндии, и до первого класса не знал ни слова по–русски. Впоследствии русский стал моим вторым родным языком. Как военный человек, я считаю, что знание языков — очень важная составляющая не только в профессии, но и в политике.

До сих пор Владимир Николаевич до мельчайших подробностей помнит день, когда произошла их судьбоносная встреча.

— Это случилось на Рождество, 25 декабря 1990 года, — рассказывает он. — Я после «дембеля» прилетел в Таллинн, а уж оттуда — куда судьба пошлет. Мой командир говорит: «Поезжай в Донецк! Там столько красивых девушек». Так я и сделал. Вышел и тут же встретил на остановке красивую женщину. И понял, что наконец–то нашел то, что искал. Я ей сказал: будем вместе до конца жизни.

— Знаете, бывает такое, что незнакомые люди встречаются, но у них ощущение такое, будто знают друг друга всю жизнь. Это о нас, — подтверждает Наталья Ивановна.

С тех пор супруги живут вместе 25 лет. В феврале нынешнего года они приняли решение уехать из оккупированного Донбасса. 

 

Город, которого нет

Когда Авдеевка была почти разбита, объявили эвакуацию. Но супруги решились уехать не сразу.

— Восемь месяцев мы жили без воды и света, — вспоминают они. — Нам еще повезло, что в доме был газ. В многоэтажках, куда попали снаряды, были повреждены газопроводы, и люди вынуждены были готовить на улице. Выставляли кирпичи, разводили костры и грели закопченные чайники. А на Рождество начались жуткие обстрелы, за одну ночь разбили весь город.

— Такое ощущение, что стреляли квадратно–гнездовым способом, — рассказывает Наталья Ивановна. — Я побежала к невестке, жившей на другом конце города, и не увидела ни одного целого дома. Это было жуткое зрелище: окна разбиты со всех сторон — и слева, и справа, и с торца. Балконы висели, от прямых попаданий горели квартиры. Раздаются взрывы, а в городе совершенно нет людей. Только в маленький пикап какая–то семья грузит вещи, готовится уезжать. Когда я вернулась, соседка говорит: «Идите в горисполком, там записывают всех желающих уехать». Мы сидели до последнего, привыкли, наверное. Я не видела убитых, хотя знала, что есть и раненные, и погибшие. Видела, как в соседнем доме от прямого попадания на месте квартиры образовалась черная дыра. Кто–то сказал: «Там погиб мужчина». Его костыль так и остался стоять в уголке.                        

Желающих уехать рассадили в два автобуса. Вывозили нас работники МЧС. Мы едем, снаряды свистят. Я думаю: «Господи, хоть бы не получилось по закону подлости погибнуть перед самым отъездом». Нам сказали, что будут везти в Константиновку. Некоторые начали возмущаться, почему не в Славяногорск, где переселенцев селили в пансионаты. Но мне было все равно, куда ехать, лишь бы выбраться из–под бомбежки. Когда мы отъехали из зоны обстрела, стало тихо. Лишь из окна автобуса были видны танки и люди в военной форме.

 

Мы уезжали практически налегке. Взяли две сумки с самым необходимым. Документы, деньги, кое–что из одежды — по одному комплекту на каждый сезон. Хорошо, что дело было зимой, поэтому зимняя одежда была на нас и не занимала лишнего места в багаже. Собираясь уезжать, мы выбирали не красивое, а практичное, чтобы можно было носить в разное время года. В Авдеевке оставили полностью упакованную квартиру.

— Мы перед этим сделали капитальный ремонт, — говорит Владимир Николаевич. — Думаем, оба на пенсии, будем жить–поживать, как в сказке. Никто не мог предположить, что скоро придется уезжать. Наш дом уцелел, хотя в первых двух подъездах все окна остались без стекол. Во время обстрелов мы не ходили в подвал, а, как и положено во время бомбежки, становились под капитальную стену, чтобы, в случае чего, не попасть под завалы. А взрывы все ближе и ближе. Такое ощущение, будто рядом бьет сильный разряд молнии — страшный треск и грохот. Я вышел на балкон посмотреть, откуда палят. Вдруг рядом как шарахнули две мины! Меня словно ветром сдуло в проход, а так бы голову снесло. Думаю, это судьба. Мне в детстве говорил отец: «Ты родился в рубашке, тебе будет удача во всем. Только не переходи грань». Я — человек военный. В моей жизни было много риска и угрозы для жизни. Но я остался жив, благодаря Ангелу–хранителю и своей жене.

 

Знакомый и незнакомый Кировоград

— У нас спросили: «Куда вы хотите ехать? Мы покупаем билеты в любую сторону», — продолжает свой рассказ Наталья Ивановна. — Но нам хотелось поближе к дому, чтобы ехать недолго. И мы выбрали Кировоград, где сразу по прибытии обещали предоставить жилье. Интересно, что в 1971 году Тойво уже побывал здесь в командировке и даже успел немного изучить город. Всю дорогу нас сопровождали МЧС–ники, которые взяли на себя все хлопоты: питание, оформление документов. Нас довели до вагона, помогли погрузиться в купе. Мы ни за что не платили — ни за белье, ни за билеты. В Киеве нас встретили, отвели в специально отведенный зал для переселенцев, напоили горячим чаем. Тут же с людьми общаются врач, психолог.

В Кировоград мы приехали ночью. Муж волновался: кто нас будет встречать? Но нас встретили сотрудники МЧС, на машине доставили на место, помогли заселиться в гостиницу. Я такого не могла представить. Думала: да кому мы нужны? Но все было организовано великолепно.

Наталья Ивановна говорит, что и в Кировограде ей везет на хорошее отношение.

— Когда люди узнавали, что мы переселенцы, сочувствовали, расспрашивали. Ведь одно дело увидеть событие по телевизору, и совсем другое — услышать от очевидцев. Как–то я пришла на прием к врачу, так меня полчаса расспрашивали, что там на Донбассе происходит. Правда, одна женщина сразу спросила: как с вами разговаривать — по–русски или по–украински? Я говорю: «Как вам удобно». Мы же все понимаем. Но мы же росли в русскоязычном окружении. В нашем доме по–украински не говорил никто. В детстве я думала, что вся Украина живет так же. А когда во втором классе мы начали изучать украинский язык, я была поражена: оказывается, еще и такое бывает!

Сейчас мы находимся в совсем другой плоскости. Здесь хорошо, спокойно. У нас есть Интернет, через него мы поддерживаем связь с миром. Муж постоянно отслеживает ситуацию на Донбассе. А я, как и полагается жене, хожу на базар, за покупками. Фотографирую улицы Кировограда, изучаю его историю.

— Хотите, я вам покажу Авдеевку? — спрашивает Наталья Ивановна. — Когда прошлым летом было перемирие, я ездила домой, много нафотографировала. Теперь смотрю и будто снова там бываю.  

Мы подсаживаемся к ноутбуку.

— Вот наш дом стоит. Это наш подъезд, совсем пустой. В соседний дом попала мина, все окна вылетели. Раньше здесь было на стоянке много машин, а сейчас пусто. Банк закрыт. На углу центральной улицы Карла Маркса побиты окна. Когда мина взрывается, осколки разлетаются в разные стороны. Тут был магазин, от него осталась куча обгоревшего мусора. Этот дом десять лет строили, только недавно заселили. А вот что от него осталось — ни одной квартиры нет, только кирпичный остов, словно скелет. Вот памятник погибшим горожанам, сделанный из гильз и разорвавшихся снарядов. Здесь фотографии, цветы, 45 человек погибло. Сейчас уже некоторые магазины работают, в домах снова появились свет и вода. Но людей в городе очень мало. Почти все выехали. Здесь, в гостинице, тоже есть люди из Авдеевки. Есть из Луганска, Макеевки. Многие уже уехали, а мы остаемся. А чего нам уезжать? Государство нам подсобляет — мы получили статус переселенцев. Выплаты хоть и небольшие, но нам хватает.

 

Дела хозяйские

— Я математик, прекрасно умею рассчитывать, сколько можно тратить, — делится опытом хозяйка. — Все затраты записываю в тетрадь. Главное — не превышать лимит ежедневных покупок. Например, сегодня я купила масло, завтра муку и молоко, послезавтра — мясо. Капусты насолила. Знаю, где на рынке самые дешевые продукты. Здесь я научилась сравнивать цены, а раньше на это внимания не обращала. Сметану выгоднее покупать в АТБ, овощи и выпечку — на рынке. Женщина, которая торгует на базаре, узнав, что мы переселенцы, продает нам творог и молоко со скидкой. А какая в Кировограде вкусная картошка!

Готовит пищу Наталья Ивановна на общей кухне. Когда жарит котлеты, обязательно оставляет одну для кота Васьки, который здесь обитает. Это ее любимчик, которого нельзя оставлять без вкусненького.        

В 2013 году («еще до войны») Наталья Ивановна перенесла операцию по пересадке хрусталика на одном глазу. После переезда в Кировоград  переживала, удастся ли прооперировать второй глаз — будет ли такая возможность, хватит ли денег? К счастью, все обошлось. Обратилась в поликлинику, там дали направление  в четвертую горбольницу, и вскоре все разрешилось самым чудесным образом.

— Я такая счастливая! — радуется Наталья Ивановна. — Люди ко мне отнеслись с пониманием и сочувствием. Работники социальной службы помогли с оформлением документов — мне получить справку с места работы, мужу — возобновить карточку для выплаты пенсии. Понимаете, проблем совсем нет! Люди просто неправильно мыслят, предъявляют слишком высокие требования к кому угодно, только не к себе. Наверное, все зависит от человека. Каков ты сам, так к тебе и относятся. Я к людям хорошо отношусь, и они мне той же монетой отвечают. Хотя, конечно, ситуации бывают разные.

— Понимаете, есть люди, которые привыкли у себя дома расставлять пальцы веером, — соглашается Тойво. — И точно так же ведут себя, приехав на новое место. Менталитет на Донбассе чисто советский: государство всем должно, и точка. От этого и все проблемы…

…По дороге домой я думала: а ведь действительно, как много бед случается из–за нежелания понимать и главное — принимать друг друга. Смогут ли научиться этому наши дети и внуки?

"Первая городская газета"- для stepup.press

Людмила Макей

 

Прочитано 1439 раз
  • Печать
  • Оцените материал
    (5 голосов)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

  1. Новое
  2. Популярное
  3. Случайное

Архив Материалов

« Ноябрь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

Реклама на сайте

В каких сферах Вы сталкиваетесь с проявлением коррупции

судебные и правоохранительные системы - 47.1%
инфраструктура бизнес - 31.4%
вузы и больницы - 21.6%

Всего голосов:: 51
Голосование по этому опросу закончилось в: августа 31, 2015

Интересные Мысли

Ошибка: Нет статей для вывода на экран