Сегодня 22.10.19, Вт 19:19
Чисто

-7°C

Кропивницкий

Чисто

step up logo



Поиск 

×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 5376
Понедельник, 09 ноября 2015 08:03
ИГОРЬ ДАВЫДОВ ПРОДОЛЖАЕТ УДИВЛЯТЬ
Игорь Давыдов – один из представителей довольно  малочисленной когорты современных украинских писателей, творчество которых не подпишешь чётко ни под какой известный литературоведам жанр: это скорее синтез философии, психологии, истории и литературы в одном, как говорится, флаконе. Таких авторов бесполезно анализировать – их лучше просто прочесть и впитать сложную эстетико-смысловую эссенцию на одном дыхании.
 
ПОБЕГ ИЗ ПИЩЕВОЙ  ЦЕПОЧКИ.
Игорь Давыдов
Мы в бегах.
Нас, участников побега, несколько десятков миллионов. Побег групповой, исходя из статьи Уголовного кодекса любой страны мира. Но, статья эта к нам неприменима в полной мере. Она предусматривает побег из мест заключения, следственного изолятора, кабинета следователя, места следственного эксперимента. Мы же не подкапывали стену, не перепиливали прутья, не чертили план симпатическими чернилами, не похищали ключей от казематов.
 
Мы совершили побег иного рода — мы бежим из пищевой цепочки. Это не первая наша попытка. Мы бежали от Речи Посполитой, от Российской Империи, от Советской власти и теперь вот — от России. Мы — злостные беглецы-рецидивисты. Не будь наше пребывание в цепочке бессрочным, нам бы обязательно продлили заключение в ней. Но цепь замкнута, а потому бесконечна, не считая попыток побега.
С побегом у нас не все ладится. У нас нет Моисея. Отсутствие Моисея — это большая беда. Претендентов на место пророка множество, но никто из них не обладает истинной верой. Но мы, бегущие, обладаем верой на право побега, дарованной нам давно вместе с первой затерявшейся в безвременьи попыткой. Это право на побег, вместе с верой в него, — есть  отличительная особенность моего народа.
 
Ощущение этого права важнее самого побега. Ощущение это состоит из желания видеть справедливое устройство мира, которое включает право каждого на землю, воду и воздух, и все в чистом виде. Справедливое устройство мира — это историческая память. Мы обладаем исторической памятью и это есть неоспоримое превосходство над теми, в кого нас хотят превратить. Мы помним! Мы умеем хорошо мечтать о побеге, но мы не умеем хорошо бежать. Если к мечтам мы добавим предвидение, тогда, сделав усилие, только бежать! Бежать хорошо, не медля, иначе будем съедены.
Но бежать из пищевой цепочки способны не все, только съедобные — те, кто в незначительном меньшинстве. Несъедобные — те, кто в большинстве — переминаются и, похоже, не против, если их настигнут. У них нет необходимости бежать, они несъедобны. Но настигать беглецов некому. Преследователи слепы. Не бегущие беглецы и незрячие лиходеи. Абсурдно. И все вместе не изменить.
 
Повлиять мы можем только на нашу часть устройства мира, которая кроется в нашем звене пищевой цепочки. Как же оно устроено? Если препарировать звено цепочки, мы увидим скелет, соединительные ткани, мышцы и верхний слой — блеск. Блеск — это субстанция, в которую готовы переработать все звено. Кто? Паразиты-олигархи. Это такие глисты пищевой цепочки. Они не перевариваются, как и несъедобная часть.
 
Функцию гастрономической привлекательности способны выполнять только здоровые части цепочки, те, которые съедобны. Остальных нужно нести в побеге на себе, на закорках. Если бы те, кто над нами в пищевой цепочке, были зрячи, разве они бы позволили нам пытаться бежать?
Те, кто выше в пищевой цепочке, истосковавшиеся по каннибализму россияне, очень возмущены нашей попыткой побега. А если произойдет невозможное, и нам удастся? Тогда им придется быть поглощенными Китаем на пустой желудок. Оскорбительно! Умереть без последнего аппетита! Счастье в несовершенстве. Несовершенство пищевой цепочки дает нам возможность быть счастливыми в попытке побега.
 
Теперь мы осознали свое место в истории. История — это место в рационе. Риск быть съеденными в полном сознании — это о нас. Побег! Иначе никак.
Но с побегом не все ладится. Бежим мы уже больше 25 лет и не по пустыне, хотя отсутствие Моисея — тоже пустыня. Существует эталон побега целой нации. Исходя из него, бежать нам еще пятнадцать лет. Что находится там, где оканчиваются отведенные пятнадцать лет? Край пропасти, а за ним — дно или... снизошедшее умение летать.
 
 
Подготовил Артём Каретный
 
 
Прочитано 2359 раз
    Оцените материал
    (7 голосов)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Архив Материалов

« Октябрь 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

Кого Вы хотели бы видеть следующим мэром города Кропивницкий?

Интересные Мысли

Ошибка: Нет статей для вывода на экран